Они сгорели живыми в огне

Хатынь: 75 лет со дня трагедии

За свою многовековую историю Беларусь неоднократно становилась ареной кровопролитных войн. Каждая из них оставляла после себя смерть и разрушения. Самые большие потери белорусский народ понёс в годы Великой Отечественной войны. 2018 год для белорусов особенный, он проходит под знаком Года малой Родины, а также 22 марта исполняется 75 лет Хатынской трагедии. Эти темы вынесены информационно-пропагандистскими группами на обсуждение в трудовых коллективах, которые они посещают с 15 по 22 марта в рамках проведения Единых дней информирования.


Из 9200 населённых пунктов, разрушенных и сожжённых немецкими оккупантами и коллаборационистами в Беларуси во время Великой Отечественной войны, свыше 5295 были уничтожены в ходе карательных операций, в том числе 628 — вместе с населением. 186 деревень не смогли возродиться, так как были уничтожены со всеми жителями, включая матерей и грудных детей, немощных стариков и инвалидов.


В Витебской области 243 деревни сжигались дважды, 83 — трижды, 22 — четыре раза и более. В Минской области сжигались дважды 92 деревни, трижды — 40, четырежды — 9, пять и более раз — 6 деревень.


Из общего количества 5295 деревень 3% уничтожено в 1941 г., 16% — в 1942 г., 63% — в 1943 г. и 18% — в 1944 г. Итогом нацистской политики геноцида и «выжженной земли» в Беларуси стали 2 230 000 человек, уничтоженных за три года оккупации. Погиб каждый 4-й, а по уточнённым данным — каждый 3-й житель Беларуси.


Общий замысел войны против СССР и указания по её подготовке и ведению были изложены в директиве №21 от 18 декабря 1940 года, получившей условное наименование «Барбаросса». Наряду с подготовкой военных планов готовилась программа чудовищных злодеяний на территории, подлежащей оккупации. В 1940 г. был разработан Генеральный план «Ост» —план, предусматривающий одну из главных целей германского руководства — захват необходимого для процветания третьего рейха «жизненного пространства», его колонизацию, освобождение «жизненного пространства» от «излишнего» коренного населения. Отсюда и вытекала стратегическая концепция ведения войны на востоке — войны на уничтожение.


Страшная судьба была уготована белорусскому народу. Среди подготовленных документов плана «Ост» наиболее откровенны замечания и предложения начальника отдела колонизации 1 главного политического управления министерства по делам оккупированных восточных областей Ветцеля, согласно которым 25% белорусского населения предполагалось онемечить, 75% подлежали уничтожению.


Осуществление нацистами политики геноцида белорусского народа началось с первых дней войны. Расстрелы и массовые экзекуции приобрели огромные размеры. Солдаты и офицеры вермахта повсеместно совершали расправы над гражданским населением. Практическому осуществлению преступлений способствовала идеологическая обработка солдат вермахта и СС, проводимая в ходе подготовки к агрессии против СССР.


На оккупированной фашистами территории Беларуси было создано более 260 лагерей смерти и мест массового уничтожения людей. Огромное количество населения стало узниками фашистских концлагерей. Ряды колючей проволоки, сторожевые вышки, специально выдрессированные собаки олицетворяли фашистский «новый порядок». По далеко не полным данным, в лагерях смерти на территории Беларуси нацисты уничтожили свыше 1 400 000 человек.


Характерной особенностью политики геноцида и «выжженной земли» стало уничтожение населённых пунктов вместе с жителями. За годы оккупации (1941-1944 гг.) гитлеровцы провели в республике более 140 крупных карательных операций. Тысячи деревень сметались с лица земли, население истреблялось, угонялось в лагеря смерти или в фашистское рабство. Карательные операции проводились службами безопасности вермахта, подразделениями СС и полиции.


В осенне-зимний период 1943-44 гг. проведение тактики «выжженной земли» приняло наиболее широкие масштабы. За несколько дней до освобождения республики была сожжена вместе с жителями деревня Дальва Логойского района. Трагическим примером может служить также судьба деревни Хатынь, которая была уничтожена вместе с жителями 22 марта 1943 года головорезами 118-го полицейского батальона, дислоцировавшегося в г. п. Плещеницы, совместно с батальоном СС «Дирлевангер», что стоял в г. Логойске.


…21 марта 1943 года в Хатыни заночевали партизаны из партизанской бригады «Дяди Васи» (Василия Воронянского). Наутро 22 марта они ушли в сторону Плещениц. Одновременно из Плещениц им навстречу в направлении Логойска выехала легковая автомашина в сопровождении двух грузовиков с карателями из 118-го батальона шуцманшафта 201-й немецкой охранной дивизии.


В автомашине ехал шеф-командир первой роты капитан полиции Ганс Вёльке, направлявшийся на аэродром в Минске. По пути колонна натолкнулась на женщин из деревни Козыри, работавших на лесозаготовке. на заданный им вопрос о наличии поблизости партизан женщины ответили, что никого не видели. Колонна двинулась дальше, но, не проехав и 300 м, попала в партизанскую засаду, устроенную отрядом «Мститель» бригады «Дяди Васи». В перестрелке каратели потеряли трёх человек, включая Ганса Вёльке. Командир взвода карателей Василий Мелешко заподозрил женщин в пособничестве партизанам и, вызвав подкрепление из батальона «Дирлевангер», вернулся к месту, где женщины рубили лес. По его приказу 26 женщин были расстреляны, а остальные отправлены в Плещеницы.


Гитлеровцы были взбешены гибелью Ганса Вёльке, который в 1936 году стал чемпионом Олимпийских игр в толкании ядра и был лично знаком с Гитлером. Они стали прочёсывать лес в поисках партизан и во второй половине дня 22 марта 1943 года окружили деревню Хатынь.


Ни в чём не повинным людям фашисты уже вынесли смертный приговор. Всё население Хатыни от мала до велика — стариков, женщин, детей — выгоняли из домов и гнали в колхозный сарай. Прикладами автоматов поднимали с постели больных, стариков, не щадили женщин с маленькими и грудными детьми. Сюда привели семьи Иосифа и Анны Барановских с 9 детьми, Александра и Александры Новицких с 7 детьми; столько же детей было в семье Казимира и Елены Иотко, самому маленькому исполнился только один год. В сарай пригнали Веру Яскевич с семинедельным сыном Толиком. Леночка Яскевич вначале спряталась во дворе, а затем решила надежно укрыться в лесу. Пули фашистов не смогли догнать бегущую девочку. Тогда один из фашистов бросился за ней, догнав, расстрелял ее на глазах у обезумевшего от горя отца. Вместе с жителями Хатыни в сарай пригнали жителя деревни Юрковичи Антона Кункевича и жительницу деревни Камено Кристину Слонскую, которые оказались в это время в деревне Хатынь. Хозпостройку обложили соломой, облили бензином, переводчик-полицейский Лукович поджёг его.


Деревянный сарай мгновенно загорелся. В дыму задыхались и плакали дети. Взрослые пытались спасти их. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом люди бросились бежать, но тех, кто вырывался из пламени, фашисты хладнокровно расстреливали из автоматов и пулемётов. Погибли 149 человек, из них 75 детей младше 16 лет. Деревня была разграблена и сожжена дотла.


Ни один взрослый не смог остаться незамеченным. Только троим детям — Володе Яскевичу, его сестре Соне Яскевич и Саше Желобковичу — удалось скрыться от гитлеровцев. Две девушки — Мария Федорович и Юлия Климович — тоже чудом смогли выбраться из горящего сарая и доползти до леса. Обгоревших, чуть живых их подобрали жители деревни Хворостени Каменского сельсовета. Но и эта деревня вскоре была сожжена фашистами и обе девушки погибли.


Лишь двое детей, из находившихся в сарае, остались живы — семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. Когда в горящей одежде, охваченные ужасом люди выбегали из горящего сарая, вместе с другими жителями деревни выбежала Анна Желобкович. Она крепко держала за руку семилетнего сына Витю. Смертельно раненая женщина, падая, прикрыла сына собой. Раненый в руку ребёнок пролежал под трупом матери до ухода фашистов из деревни. Антон Барановский был ранен в ногу разрывной пулей. Гитлеровцы приняли его за мёртвого.


Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень. После войны дети воспитывались в детском доме г. п. Плещеницы.


Единственный взрослый свидетель хатынской трагедии — 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский, обгоревший и израненный пришёл в сознание поздно ночью, когда фашистов уже не было в деревне. Ему пришлось пережить ещё один тяжкий удар: среди трупов односельчан он нашёл своего израненного сына Адама. Мальчик был смертельно ранен в живот, получил сильные ожоги. Он скончался на руках у отца. Этот трагический момент из жизни Иосифа Каминского и его сына Адама положен в основу создания единственной скульптуры мемориального комплекса «Хатынь» — «Непокорённый человек» (на снимке).


В память сотен белорусских деревень, уничтоженных нацистами в годы Великой Отечественной войны, и огромного вклада белорусского народа, принёсшего неисчислимые жертвы во имя победы, в январе 1966г. ЦК КПБ принял решение о создании в Логойском районе мемориального комплекса «Хатынь».


В конкурсе на создание проекта победил коллектив архитекторов: Ю. Градов, В. Занкович, Л. Левин, скульптор народный художник БССР С. Селиханов. Строить мемориал помогала вся страна. Гранит был привезён с карьеров Украины, белый мрамор — из России. Первая очередь была завершена в конце 1968 года. Торжественное открытие мемориального комплекса «Хатынь» состоялось 5 июля 1969 г. Данный мемориал включён в государственный список историко-культурного наследия. В 2004 году была проведена его масштабная реконструкция.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *