Жительница аг. Бочейково Галина Березовская: жизнь до и после чернобыльской трагедии

Они живут рядом

Более тридцати лет отделяют нас от той даты, когда весь мир всколыхнулся от чернобыльской катастрофы. Для многих людей Чернобыль стал символом страшной беды. А что говорить о тех, кто жил на той территории, кто непосредственно столкнулся с этой трагедией? Многие лишились крова, были вынуждены покинуть обжитые места и начинать всё с нуля, как, например, жительница агрогородка Бочейково Галина Григорьевна Березовская.


Жила наша собеседница в городе Наровля Гомельской области вместе с мужем Юрием Александровичем, маленькой дочкой и родителями.


– Я прекрасно помню тот день, – рассказывает Галина Григорьевна. – Была суббота, прекрасная погода. Мы семьёй собрались навестить родителей мужа – они проживали в деревне Будки. Помню, мы с дочуркой отправились в лес, погуляли по берёзовой роще, насобирали цветов. На следующий день вернулись домой, тут-то и узнали о случившейся беде. У нас родственники работали на этой электростанции. Но, конечно же, тогда мы и понятия не имели о том, насколько авария не была безобидной.


Безусловно, слухов было много, но никто ничего конкретного не знал. Я помню, кто-то сказал, что если есть радиация, то должны исчезнуть пчёлы. У нас был свой дом, большой красивый сад, как раз на тот момент он утопал в цветах и пчёлы летали. Значит, нет никакого беспокойства. Вспоминаю, я вешала бельё на улице. Меня увидела соседка и стала кричать на меня, что это небезопасно. Я всё убрала и старалась своего ребёнка не пускать на улицу. Даже на первомайскую демонстрацию мы не пошли.


Помнится, в то время был большой ажиотаж в аптеках: все скупали йод, чтобы обезопасить себя. Мы также купили – ребёнку в молоко добавляли. Беспокойство началось тогда, когда все заговорили о том, что людей стали вывозить на автобусах в разных направлениях. Из Наровли, правда, мало кто уезжал. Но мы с мужем испугались за свою дочурку и начали собирать вещи. У нас был свой мотоцикл, погрузили туда всё самое необходимое и отправились к моей старшей сестре. Она тогда жила в Мозыре. Так получилось, что там мы прожили около двух лет. Когда у моей младшей сестры (нас было четверо у родителей) родилась дочь, она стала часто болеть. Мы с сёстрами решили уехать подальше от радиации. Тем более и у меня уже родилась вторая дочь, мы очень хотели сделать всё возможное, чтобы обезопасить наших детей.


От своих знакомых узнали о Бочейково. В то время там уже жили две семьи из Наровли. Сначала сюда приехали наши мужья, устроились на работу, а затем перебрались и мы. Нам дали здесь квартиры, жизнь наладилась. Но всё же тоска по родным краям, дорогой сердцу реке Припяти не давала покоя ещё долго. Моя младшая сестра здесь жить долго не смогла, уехала назад. В нашей семье вскоре родился сын, мы решили остаться на бочейковской земле, хоть и далеко от родни. В Бочейково я работала и в садике, и в больнице, вот теперь заведую библиотекой. Жизнь идёт своим чередом. Бывает, мы ездим на родину, правда, некоторых деревень уже не узнать, они просто сравнялись с землёй. Но родные места всё же самые дорогие и сердцу милые…