Огненная деревня Коренёво

Хатынь: 75 лет со дня трагедии

До войны на высоком западном берегу Кореневского озера размещалась небольшая деревня с одноимённым названием. С высоты открывался красивый вид на озеро и сосновый бор на противоположном берегу. Словом, прекрасный уголок белорусской земли. Сайт http://db.narb.by/search/2170 приводит данные, что в деревне перед войной проживало 98 человек и было 20 жилых домов. Гитлеровские палачи сожгли населённый пункт и убили всех его жителей — 39 человек. Сегодня на месте деревни находится памятная плита и обелиск на братской могиле погибших мирных жителей. Территория былой деревни полностью заросла лесом. Добраться сюда в данный момент можно только пешком.


Из воспоминаний инвалида II группы по зрению Виктора Николаевича Мороза, 1935 г. р., проживавшего в г. п. Улла:


«Мои родственники: мать, два брата, две сестры, две бабушки, два деда заживо сожжены в д. Коренёво Бешенковичского района Витебской области, вместе с жителями д. Коренёво. Отец погиб в партизанском отряде. Я чудом остался живой. Это случилось в 1944 году в марте.


Когда фашисты окружили деревню, я кинулся бежать в кусты за огородом, думал, спасусь. Однако нашли меня и кинули в дом. А там уже были Люся, Маша, Мария Лаврентьевна, братик Миша (3 годика), сестричка Катя (5 лет), Галя (8 лет), Реня (7 лет). Нас всех закрыли в доме, подожгли и начали стрелять из пулемёта, затем бросили гранату в дом. Я от резкой боли в спине и ноге упал на пол, а на меня падали остальные. Ой, как кричали люди, как заходились от крика дети! И теперь, закрыв глаза, я слышу тот крик и плач. Очнулся от боли, на мне горела одежда. Люди все лежали, слышались ещё стоны. Я, весь в крови, выбрался из-под трупов, переполз через порог в снег. А деревня вся была в огне. Я потерял сознание. Уже позднее узнал, что меня спас мой одногодок (ему и мне было 8 лет), Августин Рыбчинский. Он посадил меня на санки и повёз в сторону д. Капустино.


Около Капустино нас подобрали партизаны отряда им. Алексеева. Я был ранен в позвоночник, ногу и шею. В отряде мне оказали помощь, но раны не заживали. Я пробыл в партизанском отряде два месяца. Затем был отправлен с партизанского аэродрома вместе с раненым партизаном на самолёте через фронт в тыл. Лечился в госпитале г. Ржев. Оттуда направили в санитарном эшелоне в г. Улан-Удэ. Я долго лечился в госпитале. Чуткая медсестра Татьяна Афанасьевна Рачёва с большим вниманием отнеслась ко мне и моему горю. Я привязался к ней всей душой. Татьяна Афанасьевна усыновила меня. Снова ко мне вернулась жизнь, засветило солнце. Я пошёл учиться в школу, окончил 6 классов, затем поступил в железнодорожное училище, получил специальность и работал до призыва в армию на локомотиворемонтном заводе. Прослужил в армии недолго, был комиссован по состоянию здоровья из-за ранения. Вернулся снова на завод и стал работать, помогать матери Татьяне Афанасьевне. Но в 1957 году моей второй мамы не стало, она умерла от рака».


О том, что происходило в деревнях, располагавшихся в партизанской зоне, начинавшейся сразу за г. п. Улла по левому берегу р. Улла и левому берегу р. Западная Двина, могут дать представление свидетельские показания жительницы г. п. Улла К. Е. Кореневской, датированные 15 июля 1946 г. В них указана и самая достоверная дата сожжения деревни Коренёво — ноябрь-декабрь 1943 года.


ВОПРОС. Расскажите о злодеяниях немецких оккупантов в вашей местности и близлежащих районах.


ОТВЕТ. В отношении злодеяний немецко-фашистских оккупантов могу рассказать много. В 1942 году в м. Улла располагалась полевая немецкая комендатура, которая занималась расстрелами, грабежами мирных жителей в Сиротинском и Улльском районах. В декабре 1942 года были расстреляны 25 человек по подозрению, что они имеют родство и связь с партизанами дер. Кордон, Усвица, а имущество и скот были разграблены, жилые постройки были сожжены. В 1943 году весной и летом немцы делали облавы по сбору продуктов, фуража и имущества. Также забирали скот. Особенно пострадали деревни: Коренёво, Капустино, Усая, Усвея, Логи, Сапеги. Вышеуказанные деревни сжигались. Оставшееся население забиралось и отправлялось частично в германское рабство, а частично умирало от голода в Улльском лагере военнопленных.


В 1943 году, в октябре-ноябре, в деревнях Островляны, Глыбочка, Горбатичи, Рукшеницы, Бодялино, Заговалино все население поголовно было ограблено, как-то: продукты, фураж, скот, имущество и всё, что только можно было взять, а население частью расстреливалось, частично сжигалось живьём в сараях или в банях, или в их собственных домах. Жителям, которые сжигались в домах, немцы делали всевозможные надписи, предварительно собрав население, остальные же граждане расстреливались, в основном по подозрению за связь с партизанами.


Деревня Усая была ограблена, скот угнали, населённый пункт сожгли до последнего домика, а население было собрано к оврагу (берег Западной Двины) и расстрелены все. Только случайно живым остался один мальчик 13 лет, который пришёл к партизанам.


В 1943 г., в ноябре или декабре, д. Коренёво Улльского района предварительно была ограблена, а население собрано в сарай. Последний был обложен соломой и подожжён. Сожжена также и деревня.


Соседняя дер. Сапеги также предварительно ограблена. Скот, продукты, имущество и всё остальное население собрано было на кладбище, заставили каждого копать себе могилу, а затем расстреляли, а деревню сожгли…


Из протокола допроса свидетеля К. Е. Кореневской о преступлениях немецких оккупантов, совершённых в Улльском и Ушачском районах. НАРБ. Ф. 1363. Оп. 1. Д. 2262. Л. 18-19. Заверенная копия.


На снимке: Любовь Ивановна Мороз и Виктор Николаевич Мороз — жители сожжённой д. Коренёво, оставшиеся в живых, у братской могилы жителей деревни (1985 г.).


Сергей ЗОРИН, учащийся 10 класса ГУО «Бешенковичская гимназия-интернат».



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *