Каждый пятый узник концлагерей был ребёнком, вспоминает Ольга Ескун из д. Ульяновка

Главное К 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков

История человечества хранит много скорбных дат и ужасающих деяний, часть из которых пришлась на XX век, вместивший сразу две мировые войны. Одной из самых страшных страниц человеческого существования стала история фашистских концентрационных лагерей. Они не зря получили название лагерей смерти, с 1933 по 1945 год через концлагеря прошли около 20 миллионов человек из 30 стран мира, из них около 12 миллионов погибли, при этом каждый пятый узник был ребёнком.

О долгой жизни О. И. Ескун расскажут фотографии в альбоме.

Подобное испытание выпало и на долю 21 жителя нашего района. Большая часть бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей – 8 человек – проживает сегодня на территории Улльского сельсовета, в их числе Ольга Ивановна Ескун из д. Ульяновка. Родилась она в обычной крестьянской семье: отец и мать были колхозниками, работали на земле и воспитывали пятерых детей: двух сыновей и трёх дочерей – Ольга была средней среди девочек.

– Мне было 12 лет, когда в деревню пришла весть о войне, а вскоре и сами немцы пожаловали, – рассказывает Ольга Ивановна. – У нас тут леса кругом, в них обосновались партизаны. И однажды они убили немецкого переводчика. В отместку оккупанты согнали всех жителей деревни в одно место, выстроили в шеренгу, притащили пулемёт. Мы уж думали, что сейчас всех расстреляют, а немцы лишь попугали, думая, что таким способом смогут узнать, где прячутся партизаны? Своих, конечно, никто не выдал, но стало ясно: если хотим выжить, надо бросать дома и уходить в лес…

Мать Ольги Ивановны с дочерьми и другие односельчане отправились в Шаурино, потом пошли в сторону Усвеи и прибились к партизанам. Помогали противостоять врагу, копали окопы. Но бомбёжки случались всё чаще, тогда и было решено переправить мирное население в тыл. Пришлось идти через железную дорогу, но на этом отрезке пути наши земляки попали в руки немцев. Пленных отправили в Глыбочку, где находился пункт сортировки для отправки белорусов в Германию.

– Нас поделили на две шеренги: старых и больных не брали, отбирали помоложе и покрепче. Не щадили даже детей. Нас с мамой разделили, но она, пока немцы замешкались, всё же ухитрилась перебежать в наш строй, – вспоминает бывшая малолетняя узница. – Погрузили нас в поезда-телятники (на таких скот возили), и очень долго вместе с другими угнанными мы ехали в вагонах, не зная, что ждёт вперёди. Потом оказалось, в какой-то городок привезли, он находился километрах в 80 от Берлина – Циттау, вроде, назывался. Младшую сестру отдали в услужение бауэрам (фермерам), я и старшая сестра попали на завод: их было два – сахарный и бумажный.

Так О. И. Ескун оказалась в трудовом концентрационном лагере. Ольгу Ивановну с сестрой ждали долгие месяцы тяжёлой работы на заводе. Жили в сырых подвалах, ели раз в день баланду с гнилой картошкой и лягушками. Не один раз их избивали плёткой, вследствие чего у старшей сестры появились проблемы с почками. Но тогда узникам казалось, что им очень повезло. Спасло семью от голодной смерти, наверное, и то, что мать ходила на работу к бауэрам и иногда тайком приносила оттуда детям лишнюю пайку еды.

– Мне порой вспоминается тот сырой подвал, колючая проволока и как пришло долгожданное освобождение, – разоткровенничалась О. И. Ескун. – С вечера гремело всё и сверкало, под утро стихло. Но никто не пришёл, чтобы вывести людей на работу. Ужасающая тишина пугала. Нас освободили советские войска практические без боя: спасаясь, немцы оставили свои объекты и ушли, а если бы гранату бросили в наш подвал?..

Впереди был долгий путь домой. Но возвращаться оказалось некуда: вместо дома семью ждали руины. Первое время ходили по квартирам, потом срубили свой дом, и мирная жизнь постепенно наладилась.

Ольга Ивановна сначала трудилась в полеводческой бригаде в колхозе, позже устроилась разнорабочей в магазин, где отработала 15 лет до выхода на пенсию. Вместе с мужем Владимиром Петровичем, который всю жизнь трудился в колхозе на тракторе, был в почёте у сельчан как семьянин и работник (он умер 15 лет назад), прожила долгую жизнь, вырастила двоих детей, помогала поднимать на ноги четверых внуков, дождалась правнука. Правда, в прошлом году О. И. Ескун пережила ещё одно потрясение – ушёл из жизни сын.

Сегодня бывшая несовершеннолетняя узница (а 1 апреля Ольге Ивановне исполнился 91 год) живёт в своём доме вместе с дочерью Ириной и её супругом. Дети переехали из города в деревню, чтобы окружить заботой, любовью и вниманием самого дорого человека. Уж слишком много испытаний и страданий было в жизни О. И. Ескун, она заслужила право встретить старость в кругу любимой семьи.

Анжела ЛЮДЫНО



Теги: