Детство за колючей проволокой

Они живут рядом

Многие годы отделяют нас от трагической даты 22 июня 1941 года – начала Великой Отечественной войны. Всё больше узнаём правды о годах военного лихолетья, которая остаётся в сердцах и памяти разных поколений как великое историческое, выстраданное народное достояние. И если о ветеранах Великой Отечественной войны, а также тружениках тыла говорится много, то об узниках немецких концлагерей, как правило, вскользь. Тем временем уходят из жизни чудом выжившие бывшие узники Бухенвальда, Освенцима и других лагерей смерти…


На территории Бешенковиччины проживают 56 узников фашистских концлагерей, из них 32 имеют статус малолетних пленников «нового порядка». Жительницу агрогородка Улла Д. Л. Козел эта чаша, к сожалению, не обошла стороной.
     – Мне тогда было всего четыре года. Печальные отголоски пережитого детства: спасаемся от взрывов и разрухи, мама буквально тащит меня за руку, – вспоминает Дина Лукична. – Когда началась война, вся наша семья была связана с партизанским движением. Мой родной брат погиб в партизанах, точнее, мы получили извещение, что он пропал без вести. И сейчас я храню его в память о Павле. Сестра моей матери была повешена за связь с партизанами. Она перед войной работала председателем колхоза.
     Смутные обрывки памяти, рассказы матери… Среди всего этого вспоминается женщине деревня Холянино Вилейского района, куда согнали их немцы. Там девочка заболела дизентерией и попала в больницу. А оттуда уже всю семью повезли в Германию.
     – Самой страшной для нас была мысль о расстреле, ведь для «запятнавших» себя связью с партизанами это был приговор, – говорит Дина Лукична. – От этого нашу семью спасло то, что когда нас переписывали (папина фамилия Сильченко), мама подсознательно назвала другую – Ивановы.
     Ярко запомнились малолетней узнице дощатые бараки, в которых они жили. Там было очень много разных по национальности людей. Один раз собрались всем бараком. Молодые мужчины развели костёр и стали варить ракушки. Дина Лукична, тогда совсем ещё ребёнок, не понимала, как это можно кушать?
     – Знаете, было очень холодно, мама прижмёт к себе, а я вся трясусь, – со слезами на глазах продолжает свой рассказ моя собеседница. – А какая еда тогда была? Баланда, хлеб, который доставался нам буквально по крошке каждому. Мы были такие худющие, измождённые…
     Дина Лукична чётко помнит колючую проволоку в два ряда, будку и завод, где трудилась мама. Там всем работающим выдавали пропуска.
     Помнит малолетняя узница, правда, только со слов матери, что находились они в 80 километрах или за Берлином, или не доезжая его. В  памяти женщины всплывает город Гера. Освобождали их американцы. Люди выбегали из бараков, многие качались по земле и целовали её. Ликование было такое, что трудно передать.
     По словам Д. Л. Козел, некоторое время после освобождения нельзя было даже упоминать о том, что их жизнь была связана с Германией. Тогда это воспринималось как оборванная на полуслове фраза. Странная недосказанность, как будто что-то подразумевающая… Так и приходилось жить, растить детей, полезно трудиться, хотя и в определённой размолвке со своим прошлым. Да, тяжело тому, кто помнит всё, и носит это в глубине своего сердца.
     Родом Д. Л. Козел с Лиозненщины. После войны перебралась в Уллу вместе с мужем. Воспитали двоих детей. Женщина не любит говорить и вспоминать о событиях военного времени. Вместе с котом Кузькой смотрит в будущее и надеется на лучшее. Главное для неё – чтобы не было войны.
     Рядом с нами живут бывшие узники концлагерей – те, кто прошёл сквозь ужасы фашистских застенков. Биографии этих людей – настоящие уроки мужества для молодого поколения. Международный день освобождения узников фашистских концлагерей во всём мире отмечается памятными мероприятиями, встречами бывших пленников смерти, поминовением погибших, поклонением их памяти, возложением цветов к могилам и местам захоронения жертв фашизма.
 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *