Андрей Сергеевич Шкляревский — лауреат конкурса Человек года Витебщины – 2013

В трудовых коллективах

Порадовала весть: прокуратура Бешенковичского района признана лучшей в регионе по осуществлению надзорных функций за прошлый год.


«Первоисточник» в областной прокуратуре, сообщивший об этом, довооружил меня ещё одним примечательным фактом: своим успехом их коллеги обязаны Шкляревскому, ставшему лауреатом конкурса «Человек года Витебщины – 2013» .


И вот я в кирпично-деревянной столице района. Прокуратура в считанных шагах, чуть ли не на воробьиный скок от автостанции. Захожу. В приёмной встречает завканцелярией Людмила Бабенкова:


– Извините, Андрея Сергеевича нет. Он в райисполкоме на совещании. Подождите-ка с пол-часика, или пока переговорите с Чеславом Ивановичем (Во время моего приезда в Бешенковичи Ч. И. Максимович ещё служил в прокуратуре, был заместителем прокурора. – М. П.).


Это мой добрый и давний знакомый. Несмотря на то, что у Шкляревского на погонах на звёздочку меньше, взаимопонимание у них «с полуслова, с полувзгляда». Так было и тогда, когда районную прокуратуру возглавлял Максимович, а Шкляревский ходил у него в помощниках.


– А что нам собственно делить? – улыбнулся Чеслав Иванович. – Оба мы главные, при власти, оба обязаны тянуть общий воз не пристяжными, а коренником. Я 33 года отработал в органах, из них 21 – в ранге прокурора. Так что, не сочтите за нескромность, могу подсказать преемнику, предостеречь от ошибки, взять на себя ношу посложнее. О работе-то нашей знаешь как говорят? Объять необъятное. Мыслимо ли это? Подумать страшно, но долг велит действовать без боязни.


Узнаю немало от Максимовича. Да, район небольшой, «детективов», как в крупных городах (тьфу-тьфу, дабы не сглазить!), нет. Гдлянам-Ивановым, которым обязательно нужна была крупная добыча – этакий лев с рыком в прыжке, воплощающий мафию, просто нечего было бы делать в провинции.


А вот у Шкляревского и его команды забот невпроворот. Пусть в районе и нет алчущего крови царя зверей, зато есть безобидные на первый взгляд серые мышки, которые нет-нет да и заявят о себе, подтачивая стены экономики, внося разлад в семьи, охмуряя народ градусным пойлом… Мы ещё не въехали толком «в тему», как пришёл Шкляревский. Он молод, энергичен, подчёркнуто интеллигентен. В крепком рукопожатии угадывалась сила воли, а добродушная усмешка как бы говорила: перед тобой гостеприимный хозяин. И действительно, предваряя беседу, Андрей Сергеевич предложил чашечку-другую ароматного чая. Сперва «за жизнь» говорили, затем разговор плавно потёк в профессиональном русле.


* * *


Как и много где, здешним правоохранителям не удаётся скрутить в бараний рог пьющую братию. Хотя все трезвые силы мобилизованы. Так что, никаких тебе сдвигов в лучшую сторону? Почему же, нет. Нынче не увидишь шумных компаний посреди улицы, в парке с пивом или джин-тоником, да и с реализацией спиртного, напоминавшего собой в недалёком прошлом море разливанное, более-менее порядок наведён. Но всё же… Кто станет отрицать, что по-прежнему высок уровень бытового пьянства. Высок, ибо не приставишь возле каждой дружеской гулянки или у порога каждого семейного очага участкового инспектора – штаты милицейские не резиновые. Да и только ли одной водкой объяснять «добровольное сумасшествие»? А не есть ли смысл глубже взглянуть на то, почему народ не равнодушен к пагубному зелью, откуда у него порой столько агрессии, тяги к правонарушениям? Почему кое-где чуть ли не со скоростью распространения гонкогского гриппа ослабевают семейные узы? Говоря об этом, мой собеседник то и дело, не заглядывая ни в какие бумаги, оперировал конкретными цифрами. Сейчас 414 человек на учёте у нарколога с синдромом алкогольной зависимости. Плюс 295 в группе лечебно-профилактического наблюдения. Только за 2013-й закодировано 96 человек, 81 прошёл амбулаторное лечение. Прокуратура с олимпийским спокойствием не взирает на угрожающую статистику. Проверяются сельисполкомы, принимаются меры по профилактике нарушений законности общенадзорным инструментарием. В частности, вносятся представления, предписания, протесты, по актам прокурорских проверок виновные привлекаются к административной, дисциплинарной и иной ответственности. Я не хотел бы перегружать читателя цифирью на сей счёт. Скажу лишь одно: прокуратура под постоянным напрягом, если не сказать более. И результат налицо: количество преступлений в районе за последние 5 лет снизилось вдвое.


* * *


А как было не затронуть уже изрядно завязшую в зубах тему о Декрете №18. Возмещаемость расходов на содержание детей в государственных учреждениях по району составляет 66,9%. По области 60,9. Вроде неплохо, да? Но почивать на лаврах нет смысла. Потому что наряду с достижениями хватает и недоработок. Взять, к примеру, зачастую непредсказуемый народ – обязанные лица. Вроде бы со всеми проводится «разъяснительная работа», все трудоустроены. Но не все переживают за отобранных детей. Да и уважаемые производственники не всегда на высоте. Их можно понять: что толку от человека, которого «эскортирует» на работу участковый. Но, извините, на то он и «обязанный», чтобы разделять с государством бремя ответственности за воспитание своих же отпрысков. Так разве по-государственному выставлять неблагонадёжного «кадра» за ворота предприятия или хозяйства? Прокуратура отслеживает такие факты, вмешивается в них.


По большому счёту, как полагает мой собеседник, надо что-то кардинальное делать по части деалкоголизации населения. «Обязанные» частенько прогуливают, ибо многие из них зависимы от порочного пристрастия.


– Стало быть, всех надо лечить основательно, – говорю то, что лежит «на поверхности».


– Да, – соглашается Шкляревский. – Кое-кого лечим, многие кодировались, однако спустя незначительный промежуток времени вновь тянутся к рюмке. Скажете, ЛТП есть. Да, есть. Но лечебно-трудовой профилакторий является мерой временной изоляции и не гарантирует избавления от алкогольной зависимости. Значит пришло время внедрять более современные и действенные методы лечения алкоголизма, медикоментозное лечение должно сочетаться с социально-трудовой реабилитацией. Как видно, проблема серьёзнейшая, всем миром впору наваливаться на неё.


* * *


Беседа с прокурором то и дело прерывалась. Шкляревский кому-то нужен был по телефону, приносились бумаги на подпись, заходил в кабинет «по неотложному делу» начальник РОВД полковник милиции Новик… Вот и верь Максимовичу, утверждавшему, что должность прокурора не кабинетная. Но это шутка. Если серьёзно, изучая стены и потолок кабинета, многого не увидишь и не узнаешь. А потому основное рабочее время у Шкляревского – на разъезды. Чуть ли не ежедневно он колесит по трассам бойким и просёлочным, в райцентре его знают в каждой организации, учреждении. За день до моего приезда прокурор появился в своём кабинете лишь под занавес рабочего дня.


Хотите узнать в хронологическом порядке, что за хлопоты держали его вдали от райцентра? В 9 часов участвовал в выездном заседании суда в Бочейково. Кстати, дело неординарное рассматривалось: о конфискации личного автомобиля за повторное управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Высокоскоростная «тачка» нарушителя закона дороги конфискована в собственность государства. Впервые в регионе столь жестко наказан любитель езды «под градусом».


Сразу же после судебного заседания собрался совет общественного пункта. Здесь же, в Бочейково. Не выходя из здания сельисполкома, провёл приём граждан.


Что потом? Вместе с начальником РОВД проехали по деревням Бочейковского сельсовета. «Принимали» граждан прямо у калиток, на улице, чуть ли не на завалинке. Внимательно выслушивали, доступно разъясняли закон, что-то помечали в блокнотах. Словом, общение не проформы ради.


Обед сдвинулся часа так на два. Из Бочейково прокурорская машина взяла курс на УКП ЖКХ «Бешенковичский коммунальник». Среди прочих вопросов Шкляревский изучает здесь состояние работы по предотвращению должностных преступлений.


Ещё при Максимовиче кое-кто из «белых воротничков» попадал в капкан спецслужб. Шкляревский также не боится «испортить отношения» с начальством, полагая: спрос надо учинять пожёстче с того, кому больше дано. Так сказать, с учётом заслуг. Преподнося тем самым наглядный урок тому, кто не прочь рассматривать закон, как дышло, объехать его или обойти окольными путями.


А что законы работают не вхолостую, заставляют кое-кого вертеть подшипниками не шуточным образом, видно и на примере районного суда. Сотрудники прокуратуры постоянно участвуют в судебных заседаниях. Дорогу в суд Шкляревский знает хорошо. Он поддерживает гособвинение, как правило, по наиболее значимым делам. Хотя случается – и по «мелочёвке». Не так давно житель пригородной деревни Комоски давал салют из охотничьего ружья. К счастью, никто не пострадал, многие, естественно, до полусмерти перепугались – а вдруг негодяй направит дуло в них: пьяному море по щиколотку. Возбудили уголовное дело. В суде любитель острых ощущений был ниже травы, тише воды. Прокурор оценил деяния стрелка принципиально, попросив суд отмерить ему строгим аршином. Что и сделано. Обвиняемый отхватил штраф на кругленькую сумму, а ружьё как предмет преступления конфисковано в доход государства. Дошутился парень. Вернее, дострелялся на свою голову.


* * *


Я считал бы выполненной свою задачу, если читатель увидит, чем занят, что тревожит прокурора, как он влияет на ситуацию в районе. Прекрасно понимаю: не обо всём поведал. Стоило бы осветить, как строятся отношения районного исполнительного комитета и прокуратуры. В профессиональном плане действия «государева ока» всецело одобряются, его инициативы поддерживаются. Недаром же глава «вертикали» Леонид Константинович Пеньковский прилюдно советует руководящим кадрам прислушиваться к мнению прокурора. А что, разве не следует, к примеру, нанимателям эффективнее работать, поднимать уровень зарплаты, расширять линейку рабочих мест?


Бешенковичи – это вам не Арбат, где торгуют матрёшками, не пресловутый Черкизовский рынок со всякой там всячиной. Здесь же, где «дома пониже, а асфальт пожиже», лишь «малолитражные» предприятия, не ахти как по части занятости. Так что тема трудоустройства достаточно остра. Прокурор не может дать каких-то там точечных рецептов типа: расширьте то или обновите это производство, поищите рынок сбыта у себя под боком или за пределами региона. Но он может и обязан следить за тем, чтобы наниматели ни на йоту не отступали от норм и требований права, ни в чём не ущемляли законные интересы подчинённых. И будьте уверены, что никто не «отпишется», не отмахнётся от мер прокурорского надзора как от назойливой мухи. Даже если сегодня кто-то словчит, то завтра строптивцу укажут на соответствующую статью Закона «О прокуратуре Республики Беларусь». А это значит – жди неприятностей, вплоть до объяснения в суде.


…Выходя из здания прокуратуры, лицом к лицу столкнулся с женщиной почтенного возраста.


– Начальство у себя? – спросила она вместо приветствия.


– На месте. А с чем вы к начальству?


– С внуками беда. Вырасти выросли, да ума не вынесли. Может, что посоветуют добрые люди. Тут, говорят, умеют понять человека в беде, обнадёжить. Мне-то большего и не надо.


Михаил ПРИГОЖИЙ.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *