БЫСТРЕЯ: коммуна в бывшем имении

Письмо в газету

Мало кто знает, что небольшая деревня Быстры, расположенная в Бешенковичском районе на берегу Западной Двины, когда-то называлась иначе – Быстрея, до революции здесь находилось имение, где после было создано одно из первых коллективных хозяйств в районе, а Ворохобки – это не только название соседней деревни, но и фамилия быстрейских коммунаров.


Первые советские сельскохозяйственные коммуны появились в 1918 году как одна из форм колхозов. Они организовывались на бывших монастырских и помещичьих землях, которые, как известно, после революционных событий 1917 года перешли из частного владения в собственность государства. Главным отличием коммуны от артелей и ТОЗов (товариществ по обработке земли) было полное объединение инвентаря и построек и отсутствие у крестьян личного подсобного хозяйства.


19 июля 1918 года жители имения Быстрея, «не имея возможности проживать иначе», договорились составить из своих семейств «Быстрейскую земледельческо-промышленную трудовую коммуну». Все члены коммуны обязывались прожить в ней не менее полутора лет, работать «сообща и заодно» и внести как живой (овцы, свиньи, лошади), так и мёртвый (плуги, бороны, телеги) инвентарь. Данная коммуна объединила собой семьи Щупечёнков, Пятеро, Куневичей, Ворохобко и Домбровских и первоначально насчитывала 46 человек, из них 13 мужчин, 14 женщин и 19 детей.


Известно, что во второй половине 19-го века имение Быстрея Стрижевской волости Лепельского уезда принадлежало Роману Черноцкому, затем – дворянину А. Я. Пфейферу, а последним его владельцем был помещик Одынец. Границы имения с восточной стороны ограничивались рекой Западная Двина, с северной и западной – деревней Быстрея, а с юга – лесом. Общая площадь составляла около 80 десятин (1 десятина = 1,09 га), из которых по 2 десятины занимали постройки и фруктовый сад, а остальная площадь была под пашней и сенокосом. Из построек имелось 5 жилых домов, 2 погреба, амбар, баня, мельница и ледник.


Описания усадебного дома бывшего имения не обнаружено. Сохранились сведения, датируемые 1919 годом: «Коммуна перебралась в место, где всё приходится заводить снова, где постройки находятся в неудовлетворительном состоянии, скотного двора нет, т. к. таковой сгорел несколько лет тому назад, где везде и всюду всё разорено».


Главным занятием коммунары определили для себя хлебопашество с 8-польным севооборотом. Подсобным планировалось сделать мельничное производство, т.к. в имении ранее работала хорошая каменная паровая мельница на двух поставах и с двумя крупорушками, но сейчас она нуждалась в ремонте изношенного двигателя и бездействовала.


Как оказалось, Быстрейскую коммуну ожидал ещё целый ряд трудностей. Весной 1919 года в Лепельском уезде насчитывалось 3 коммуны и 8 совхозов. Быстрейская отличалась от других хозяйств очень бедным снабжением инвентарём, здесь ощутимо не хватало скота, телег и прочего. После сбора урожая 1919 года пожаром были уничтожены хлев и молотильный сарай вместе с частью озимого и ярового зерна. Фруктовый сад тоже не принёс доход, т. к. за минувшую зиму все деревья вымерзли, и сад требовалось засадить вновь. С соседней деревней так и не был решён вопрос о спорном куске земли…


19 апреля 1920 года землемер Матюшонок выбыл в имение Быстрея для обследования коммуны. Осмотрев ржаное поле, он нашёл, что озимая рожь посеяна коммунарами не в одну сплошную площадь, а по отдельным полосам, что было явно видно в некоторых местах по неравномерности всходов и по наличию рельефных меж. То же выяснилось из обследования черезполосных посевов огородных семян, картофеля и бобовых. Коммунары объяснили такую ситуацию тем, что они не могли засеивать в один день большой участок земли и сеяли столько, на сколько хватало сил, т. к. почти все мужчины из их числа были мобилизованы в Красную Армию; но хотя посевы растут пополосно, весь урожай собирается в один общий склад.


Несмотря на объяснение коммунаров, был сделан вывод, что запашка в имении Быстрея производится не коммунально, а единолично, а значит, – коммуна является фиктивной. В августе 1921 года Быстрейская коммуна была ликвидирована.


Юлия Киселёва, ведущий архивист Государственного архива Витебской области.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *