Поздравляем абсолютных чемпионов

Новости района

Десять дней августа 29 отважных исследователей – научных сотрудников и волонтёров – провели в экспедиции по бешенковичскому краю. Десять долгих дней и ночей – именно столько длилась совместная работа полевой школы по еврейской этнографии и эпиграфике центра научных работников и преподавателей иудаики в вузах «Сэфер» и Института славяноведения РАН (при поддержке фонда «Генезис», UJA Federation of NY и Российского научного фонда). Многие исследователи приехали из России и Украины, были здесь и белорусы. Группу эпиграфистов возглавляли Михаил Васильев, научный сотрудник Школы актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС и Александра Фишель, аспирантка Института восточных рукописей РАН. Ольга Белова, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН и Андрей Мороз, доктор филологических наук, профессор РГГУ, руководили этнографами. Едва прибыв на место, исследователи сразу отправились на обзорную экскурсию. Координатор студенческих программ Ирина Копчёнова отметила, что работа им предстоит серъёзная.


На основе устных свидетельств местных жителей, старожилов, а также исторических документов нужно восстановить историю штетла – еврейского местечка – и заняться каталогизацией кладбища. Сделать полный список надгробных надписей, выполнить фотофиксацию надгробий, замеры камней. Когда-то евреи составляли более 70% населения Бешенкович (3182 человека по данным переписи 1897 года). Зимой 1941-1942 годов большинство еврейского населения было расстреляно.


За время полевой работы было описано около 1200 надгробий, датируемых концом XVIII-серединой XX веков, а также составлен подробный план кладбища. Этнографическая группа записала 64 интервью общей продолжительностью около 65 часов. Многие старожилы вспомнили соседей, живших на одной с ними улице врачей, учителей. Кого-то вспоминают по рассказам других людей. Забытые имена возвращаются. Может, услышав их, кто-то узнает судьбу родных. Исследователям удалось собрать много архивных документов, фото- и видеоматериалов.


Мне же интересно было находиться среди них, наблюдать, с каким старанием они моют, чистят и фотографируют надгробные камни. Их энергия, горящие глаза и боевой запал воодушевят кого угодно. Незабываемым получилось и общение с геодезистами, составляющими план. Необычным казался перевод полустёртых надписей. Самая давняя среди найденных относится к 1772 году. На многих указано, откуда родом умерший: Витебск, Чашники, Улла, Любава. Большинство памятников представляют собой традиционные каменные стелы – так называемые мацевы. На отдельных из них есть надписи на иврите и по-русски. Кто бы подумал, что найденные камни однажды смогут «заговорить». Веками они хранили забытое, утерянное наследие. Сегодня пришло время его восстановить. Служитель синагоги из Любавы, доктор из Витебска, дети, роженица, утопленник… О каждом из них осталось воспоминание. У кого-то на камне – картинка: кирпичная стена, а в ней – ворота, как символ перехода из этого мира в мир иной. Есть колонны и арки, а также руки, изображающие благословение коэнов – потомков первосвященников. Одни камни сохранились полностью, другие уцелели частично. Традиционно тексты эпитафий начинаются фразой: «Здесь покоится…», а завершаются благопожеланием покойному: «Да будет душа его завязана в узле жизни». Тексты интересны особенностями орфографии, большим количеством нестандартных сокращений и аббревиатур. Встречаются имена еврейские и нет. Все они интересны и необычны: Роза, Песя, Цыпа, Фрида, Иосиф, Яков, Авраам, Дов-Бер, Абли, Гедальягу, Шнеур-Залман. О людях сказано много хорошего, указана их скромность, прямодушность.


Исследователи славно потрудились. Задачу свою они выполнили, устали очень, но до конца работы ещё далеко. Предстоит сделать многое. Впереди – обработка добытых полевых материалов, подготовка статей для сборника, посвящённого истории и культуре евреев Бешенкович, который станет частью белорусской серии изданий полевых материалов Центра «Сэфер» и Института славяноведения РАН.


Ещё долго мне будут вспоминаться исследователи, их неутомимая энергия, зовущая в дорогу, из экспедиции в экспедицию. Но не страшны им ни дальние странствия, ни жара, ни холод, ведь их работа – возрождать забытое наследие.