Придвинским ребятам веселье и смех гарантированы

Новости района

Понятия ХОЛОКОСТ (от англ. Holocaust – «всесожжение») и ШОА (с иврита – «бедствие, катастрофа») широко известны во всём мире. Они обозначают один из самых ужасающих примеров геноцида в XX веке – гибель значительной части еврейского населения Европы в результате организованного преследования и планомерного уничтожения нацистами и их пособниками в Германии и на захваченных ею территориях в 1933–1945 гг.


Акции по уничтожению еврейского населения начались с момента оккупации нацистской армией Бешенковичского района и продолжались вплоть до его освобождения. В результате злодеяний гитлеровцев появились братские могилы во многих населённых пунктах нашего края: Бешенковичах, Улле, Островно, Дворниках, Слободе, в которых покоятся сотни и тысячи мирных граждан.


11 февраля 1942 года – скорбная дата в истории нашего районного центра. В этот день на опушке леса в районе Стрелки было расстреляно более тысячи жителей Бешенковичского гетто, в основном женщин и детей. Из рассказов местных жителей, очевидцев и чудом выживших жертв «акции» мы знаем, что происходило в Бешенковичах в этот день.


Леонид Львович Гольбрайх: «Был солнечный морозный день. Всех евреев выгнали на улицу и колонной погнали по улице Свободы через Двину на расстрел. Вся улица была полна окровавленными трупами. В тех, кто пытался бежать, стреляли разрывными патронами. Стоял страшный крик…».


Яков Генин: «Немцы и полицаи прикладами выгоняли из домов несчастных евреев, стариков, женщин, детей. Был страшный мороз. В воздухе стоял крик, плач, вопли, мольбы, проклятия. Этой картины не забыть никогда. Выбежали мать, сёстры. Что делать? Кинулся к реке, забрался под мостик через ручеёк, спрятался за брёвнами. Из местечка доносились жуткие крики…».


О трагедии, постигшей всю еврейскую общину Бешенкович в целом и каждую семью в отдельности, можно судить по воспоминаниям Ефима Юдовина. В книге «На волнах моей памяти», изданной в 2010 году, он пишет:


«Мои родные по матери жили под одной крышей в большом доме, который выделялся своим впечатляющим внешним видом, высоким фундаментом и изящной оградой. В этом доме жили три семьи двух братьев и одной сестры моей матери и моя бабушка. В семье дяди Эли было 4 человека – жена Муся и трое детей: Рива, Хаим и Песя. В семье дяди Файвла 2 человека – жена Сара и их сын Хаим Лейтманы, тётя Хая Этя Лихтерман с сыном Хаимом. Бабушка Хьена Лейтман объединяла своих потомков. Она была главой семейного клана, известного в местечке.


Рива в 1940 году поступила учиться в Ленинградский медицинский институт и к началу войны окончила первый курс. В связи с чрезвычайной обстановкой, связанной с войной, мать Ривы Муся вызвала её немедленно вернуться домой. По-видимому, она не подумала, что может произойти в ближайшее время. Получился самый худший вариант, вся семья не успела уехать вовремя и эвакуироваться на Восток. На Стрелке жили две семьи – Рафаэл Давид со своей женой Ривой Басей и сестра Песя с мужем Исааком. В начале войны к ним приехала дочь Ида с четырьмя детьми: Двойра, Шейна, Рахель и Геня. Они все оказались в дикой, бесчеловечной немецкой орде, которая затолкала в гетто и за 7 месяцев своего владычества измучила своими звериными порядками и злодейски лишила их жизни в одной громадной яме. Братья моей матери Эля и Файвл пропали без вести в годы Великой Отечественной войны. Единственный выживший на фронте – сын дяди Эли Исаак умер в 1950 году от тяжёлого заболевания, заработанного на фронте. Исаак был призван в действующую армию в день общей мобилизации 23 июня 1941 года. Прошагал непомерными, кошмарными военными дорогами от Москвы до столицы гитлеровской Германии Берлина, выполнив свой долг по полной программе, и затем участвовал в параде Победы в Москве.


В тот зловещий капкан попали дальние родственники: Вигдергауз Шолом с женой Черней, Баев Эхиель и жена Гинда, а также Юдовина Нойма и одна старушка Эстер Малке с невесткой и внучкой. В одной братской жуткой могиле оказалось 27 человек моих близких родных…».


После войны родственники погибших собрали деньги и установили на одной из братских могил памятник, стелу из гранита с надписью на русском языке и иврите: «Здесь похоронено 1068 советских граждан, погибших от рук гитлеровцев». На торжественное открытие памятника приехали родственники погибших из Москвы, Ленинграда, Минска и других городов. Один из участников траурного митинга сфотографировал памятник и присутствующих. Эта фотография – ценная реликвия и напоминание о том, что нет срока давности случившемуся.


Константин ХВАЛЮТО, учащийся 10-го класса Бешенковичской
гимназии-интерната.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *